Твое карате: один момент – одна возможность…

Tuesday, 11 July 2017, 10:57
Размещено в рубрике Интересно, Разное.

С мастером, к сожалению, недостаточно разрекламированных в нашей стране Уэчи-Рю Карате-до и Матаёши Кобудо Денисом Катаевым мне посчастливилось встретиться в его московском Додзё. На мое предложение откровенно поговорить о Карате-то и Кобудо, он практически сразу отозвался с энтузиазмом. Правда, это произошло не сразу — Денис со дня на день в очередной раз должен был отправиться в страну Восходящего Солнца. Не удивительно — ведь на земле самураев, многие увлеченные — такие же, как мой собеседник — люди нашли свой собственный путь, независимо от того места, где они изначально родились и живут сейчас.
Мы буквально в двух словах обрисовали будущее интервью (приведу его ниже) и лишь через месяц продолжили. У меня было время на размышление, но вот, что сразу (еще в московском Додзё) зацепило меня…

ДЕНИС КАТАЕВ (Д.К.):
В век информационных технологий стало немного проще познакомиться с чем-то таким, что раньше казалось загадочным и даже недоступным. Это я о боевых искусствах, в том числе.
Интернет одарил каратистов, ушуистов и прочих приверженцев единоборств возможностью увидеть различные моменты с тренировок и семинаров, что, безусловно, облегчает понимание определенных моментов, которые раньше можно было исследовать только в процессе непосредственного общения ученика с учителем. Кроме того, всем нам сейчас стало известно, что школ боевых искусств существует великое множество — к примеру, в Карате их десятки, а то и сотни.
Этот факт, скорее всего, поставит в тупик любого человека, который впервые решил попробовать себя в боевых искусствах. Чем заниматься, какой стиль выбрать и как бы не ошибиться?
Бывает так… Смотришь динамичный и очень привлекательный видеоролик, в титрах написано: «Такая-то традиционная школа Карате» Сначала просто с интересом следишь за спортсменом, который после прыжка в упор лежа, вскакивает со спины на ноги подъемом разгибом и ставит блок рукой. Начинаешь вникать и тут же говоришь самому себе: «Стоп!» — этот эффектный трюк я недавно видел в другом видеоролике. Только в титрах к нему речь о Карате вообще не шла, в бегущей строке было четко написано: «Кикбоксинг»
Ну, и чему теперь верить? Какой видеоряд рекламировал Карате, называемое в просторечье «правильным»? И вообще, с какой целью постановщики боевых сцен и инструкторы-консультанты в обоих роликах использовали именно этот трюк, а не какой-то другой? В конце концов, какую выбрать методику тренировок?
От себя скажу: Годзю-Рю, Шорин-Рю и Уэчи-Рю — три кита традиционного окинавского Карате. Я занимаюсь Уэчи-Рю Карате-до — учусь старому Карате и Кобудо у двух мастеров из Японии. У меня специальное образование в области физической культуры и спорта — благодаря ему я многое знаю о процессах развития организма человека и методиках подготовки в любом спортивном направлении, моему пониманию также доступны традиционные методы обучения боевым искусствам.
Впрочем, хоть я и отличаю одно направление единоборств от другого, моя учеба ранее полученными знаниями не ограничивается — по той простой причине, что я учусь постоянно.
При любой возможности стараюсь посещать тренировки других направлений единоборств, приглашаю для проведения мастер-классов наставников, имеющих свои собственные школы в московском регионе или в какой-либо стране. Для расширения личного тренерского кругозора и ради улучшения собственной практики мне постоянно необходимо стажироваться не только в упомянутых выше направлениях единоборств, но и в других, никакого отношения к нашим школам не имеющим, или имеющим, но косвенно. При всем этом своих наставников для себя лично я считаю основными носителями знаний.

ДАРЬЯ ТУМАНОВА (Д.Т):
Денис, с чего началось ваше увлечение Уэчи-Рю Карате-до и традиционным окинавским Кобудо?

ДЕНИС КАТАЕВ (Д.К.):
Давным-давно у меня был период бессознательного пути — это я о детстве. Если выражаться образно, то лучше назвать то время периодом зарождения космоса, в котором, собственно, толком не знаешь, как жить и на что ориентироваться — потому что ничего еще не пробовал, да и без достаточного опыта толком сравнить что-либо с чем-либо просто невозможно.
В то время внутри меня только-только складывалась мозаика из разноцветных жизненных эпизодов. Да, наверное, именно так все и было — жизнь насыщалась красками, причем, как светлыми, так и темными. Без этого никак — мне кажется, что разговор о пути может идти лишь в том случае, когда у человека появляется главным образом не спортивный, профессиональный и прочий, а именно жизненный опыт.
Наверное, трудно найти такого представителя сильной половины человечества, который в школьные годы не занимался каким-либо боевым искусством. Скажу больше — это мое личное мнение, пожалуй, каждый мальчишка моего и других поколений мечтал быть похожим на любимого киногероя, мастерски владеющего некой техникой единоборства, которую он перенял у загадочного седого учителя в секретной школе, находящейся в какой-нибудь азиатской пещере, дремучем лесу, высоко в горах, среди ледяных водопадов, ну, или, на худой конец, таинственном подвале. Я не исключение…
Тот период жизни с большой натяжкой можно назвать ПУТЕМ, тем не менее, без него мое будущее могло сложиться иначе. Скорее всего, тогда я бессознательно готовился к дальнейшей жизни, тропа которой с течением времени трансформировалась в тот самый ПУТЬ — в буквальном понимании данного слова. Но он, доложу вам, открылся мне гораздо позже. Когда это произошло, у меня уже был конкретный интерес в боевых искусствах, однако мне хотелось чего-то большего.
Мне неоднократно доводилось слышать красивые истории о передаче знаний, что называется: «от сердца к сердцу». Я понимал, что путь у всех не может быть одним — он всегда сугубо индивидуален. Я все это знал, но почувствовать на себе, увы, все еще не мог. В это время мне очень нравились бои К1 «Золотая серия». В них выступали Энди Хуг, Питер Аэртс и другие прославленные мастера. Надо же было такому случиться, что именно тогда я усердно занимался кикбоксингом и дайдо-джуку.
После того, как секция дайдо-джуку закрылась, я не остановился — продолжил занятия кикбоксингом, параллельно изучал Карате и японское направление Кобудо, участвовал в семинарах и тренировках по АРБ, бразильскому джиу-джитсу и боевому самбо под руководством российских спортсменов и тренеров, закончил курсы по методике спортивных тренировок Карате в РГУФК. В 2008 году я открыл свою первую группу из школьников-старшеклассников — мы занимались кикбоксингом. В 2010 году наступил, так называемый, переломный момент — я, наконец, понял, чего мне все эти годы не хватало…
Сразу отмечу: в то время я в меру сил уже занимался окинавским Кобудо. И вот однажды мне посчастливилось попасть на семинар окинавских мастеров, который проходил в Москве. Сейчас я с полной уверенностью могу сказать, что он был, пожалуй, одним из лучших, в которых я когда-либо принимал участие. Мы несколько дней жили в Додзё, в котором три Сенсея учили нас премудростям Годзю-Рю, Шорин-Рю и Уэчи-Рю. Программа включала также изучение тонкостей Кобудо, однако в силу ряда объективных причин с этой дисциплиной в те дни у всех без исключения семинаристов не сложилось. К счастью, остальные представленные на семинаре направления тогда дали всем нам возможность ознакомиться с настоящим окинавским Карате — ведь, как я уже отметил, нас учили настоящие японские мастера Карате, а именно: Шорин-Рю и Уэчи-Рю. А вот Годзю-Рю преподавал российский мастер. Это было незабываемо! Это было интересно!
Естественно, было бы глупо утверждать, что после первого семинара — хоть он и длился несколько дней — я мог стать знатоком Карате хоть какого-то уровня, однако мне посчастливилось понять, что мне по-настоящему интересно, чему нужно обязательно научиться и, главное — я разглядел самую важную свою цель.
Потом я некоторое время «скитался» от клуба к клубу, но не заканчивая учиться. И тут мне повезло — я попал к сенсею Густаво Гондра (8-й дан). Когда это произошло, он еще отождествлял себя с одной из окинавских организаций Карате. Недолго думая — да почти не размышляя, я организовал два семинара этого мастера в Москве. В каждый свой приезд он около недели находился в Москве. Во-первых — это было настолько здорово, что словами не передать. Во-вторых — я мог практически всё это время заниматься один на один с сенсеем. Скажу больше, Густаво Гондра жил у меня дома, а это дополнительные плюсы — мы уходили на тренировки рано утром и возвращались вечером, а в некоторые дни, во второй его приезд, было время, когда к нам присоединялись другие занимающиеся.
Столько времени, как в Москве, с ним я больше нигде не стажировался — даже в Аргентине. Кстати, туда я попал почти через два года после описанных событий. Там я проходил аттестацию на первый дан. К сожалению, к этому моменту Густаво Гондра перестал сотрудничать с окинавскими мастерами. У него была своя самодостаточная организация.
Но все это, как вы понимаете, не предел мечтаний человека, по-настоящему жаждущего чего бы то ни было. А моя цель… В общем, самый первый мой семинар не давал мне ни сна, ни покоя — я мечтал посетить Японию. И такая возможность мне вскоре представилась.
Кстати, в том же году я получил диплом о втором высшем образовании, согласно которому стал специалистом в области физической культуры и спорта. Правда, тема дипломной работы была специфической и только косвенно связанной с Карате. Помню, как сейчас — она называлась так: «Совершенствование координационных способностей юных боксеров 15-17 лет»
Раз уж наша с вами беседа в той или иной степени коснулась сенсеев, наставников и инструкторов, то хочу выразить признательность всем, на чьих тренировках, в период «скитаний», я побывал. Благодаря вам я не только не потерялся, но и получил стимул к дальнейшему пути и необычайную мотивацию. Спасибо! Вы помогли мне утвердиться в собственных размышлениях о том, что у меня должен быть свой собственный путь в мире боевых искусств. Спасибо, что вывели меня на нужную мне тропу!

Д.Т.:
Как вы можете характеризовать термин от «простого к сложному» в Уэчи-Рю Карате-до?
Д.К:
Ответить на этот вопрос мне поможет пример нашего Додзё… В изучении Карате в наше время, как мне кажется, решающую роль играют поддерживание физической формы и личное развитие. Для достижения этих двух составляющих необходимо соблюдать все принципы физической культуры и спорта, которые в той или иной степени применимы практически ко всем традиционным боевым искусствам.
Я считаю, что «постепенность», «постоянство» и изучение от «простого к сложному» можно отнести к любому делу. Например, в нашем Додзё наравне с остальными будоками — в специальных группах — тренируются дети, я не открою тайну сообщив сейчас о том, что у меня есть специальное профессиональное физкультурное высшее образование, благодаря которому имею в своем личном тренерском багаже определенные знания из области обучения данной категории спортсменов. Они (знания) позволяют мне обучать детей не только Карате, рукопашному бою и окинавскому Кобудо, но премудростям из области методик физической культуры и спорта. А это и основы гигиены, и теория и методика занятий спортом. Такой подход позволяет мне воспитывать своих учеников комплексно — они получают не поверхностный, а более глубокий материал, который многим другим преподавателям боевых искусств может показаться пустой тратой времени. На самом же деле это совсем не так, потому что все в жизни людей происходит, что называется по порядку и своевременно: сначала мы рождаемся, потом ползаем, затем ходим, бегаем и прыгаем — а это уже принцип «преемственности». Так всегда было и так всегда будет. Со всеми — без исключения! И заметьте, пройти все фазы обучения не только интересно, но и полезно!
Кстати, черный пояс в нашем Додзё можно получить при обязательном выполнении следующих условий: необходимо освоить определенные программы, окрепнуть физически и духовно. Кроме того, счастливым обладателем пояса черного цвета могут стать наравне, как юноши, так и девушки, достигшие возраста восемнадцати лет!
Безусловно, до вожделенной ступени дойдут далеко не все. У кого-то не хватит терпения и воли, кому-то помешают амбициозные родители, которые хотят всего сразу и побыстрее. Как говорится, к вершине Фудзи доползут единицы, но их души будут окрепшими и готовыми к дальнейшему пути. Именно поэтому одним из девизов нашего Додзё считается такой: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»

Д.Т.:
Что по-вашему правильное Уэчи-Рю Карате-до?
Д.К.:
Сейчас появились разнообразные методы физического развития, направленные на развитие специфических действий, но тут все будет зависеть от цели конкретного сенсея, проводящего тренировки (его возраст, опыт, в том числе) и, конечно, статуса Клуба (спортивный он или традиционного обучения, спортивно-традиционного обучения и т.д.).
Скажем так, на Окинаве мастер в восьмидесятилетнем возрасте не станет давать своим ученикам в качестве заданий упражнения из кроссфита. Во всяком случае, в том виде, в котором это делают сейчас. В советское время этот метод назывался «Круговой тренировкой», впрочем, даже сейчас кое где так и говорят. Мастер в преклонном возрасте, скорее всего, будет использовать только традиционные методы, в том числе, и специальные физические упражнения с традиционными предметами: Чиши, Санчин гами и т.п.
Хотя, моему учителю Уэчи-Рю Карате-до больше восьмидесяти лет, он к тренировкам с традиционными предметами, с которыми не так легко работать даже молодым, использует, например, гантели, штангу и скамейку — для развития пресса. Более молодой преподаватель — тем более на занятиях с детьми — может использовать современные методики, если требуется специальная подготовка. Как я уже говорил, в нашем Додзё есть детские группы. Вот им как раз и необходима дополнительная спортивная деятельность. Поэтому, с точки зрения проведения обучения, правильность тренировки, прежде всего — адекватный выбор форм и методов тренировки, естественно, в зависимости от поставленных целей и задач.
Единственное, что просто необходимо понимать обучающемуся, так это то, что личное развитие зависит не только от наставника, а от отдельно взятого ученика — от его отношения к практическим занятиям и личной целеустремленности. Сенсей же всего-навсего делится информацией, ученики же либо воспринимают ее, либо нет — тут все сугубо индивидуально.
Дело ведь даже не в том, сколько раз в неделю ты ходишь в спортивный зал, хотя, число качественных посещений тоже немаловажно. Важнее, на мой взгляд то, как ты относишься к своей практике, как ты трудишься. Ведь все мы люди — у кого-то, скажем, может быть специфический график работы, отличные от спортивных проблемы, да человек просто иногда физически не может постоянно тренироваться в зале вместе со всеми. Но если он все-таки изыскал возможность и пришел к сенсею, то сразу становится видно, что он ищет любую возможность поступить именно так, а не поваляться на диване. Желание постоянно совершенствоваться духовно и физически всегда приветствуется — в нашем Додзё, например. Таким ученикам я всегда иду на встречу.
Но бывает и другое — человек не посещает занятия, постоянно ищет отговорки и мотивы своей лености. Когда так приходит, сразу видно, что ученик находится вне зала. Кто виноват в том, что он не развивается? Разве захочется поделится с таким человеком чем-то настоящим, сокровенным? Думаю, любой адекватный учитель ценит свой труд.
Итак, остановиться можно на том, что самоподготовка, как и в любом деле, очень важна в боевых искусствах — она дополняет основные занятия с учителем. «Правильность» или «неправильность» какого-то направления Карате зависит только от каждого из нас.

Д.Т:
Хотелось бы услышать несколько слов о вашей судьбе… Как вы познакомились со своим наставником?
Д.К.:
Свой первый дан-тест я проходил на Кубке Мира по Уэчи-Рю Карате-до и традиционному Кобудо в Буэнос Айресе (Аргентина). Так получилось, что я принимал участие сначала в турнире, затем в семинарах по технике Уэчи-рю и Кобудо и только после был дан-тест, который проводился в присутствии заслуженных мастеров боевых искусств, в том числе, мастера Уэчи-Рю Карате-до и Окинавского Кобудо Шинью Гуши Сенсея, Ханши, 10 дан. Спустя две недели после успешных испытаний мне улыбнулась удача — я отправился в Японию.
Из терминала аэропорта Окинавы я вышел в футболке с логотипом Кубка Мира по Уэчи-Рю Карате-то. До прибытия в страну восходящего Солнца мне было известно всего лишь несколько дежурных фраз на местном языке. Но этот досадный и немаловажный нюанс мерк на фоне моего вдохновения посещением Мекки Карате — острова Окинава.
Водителем такси, на котором я отбыл из аэропорта, оказался японец преклонного возраста. Языковой барьер мне помогла преодолеть упомянутая выше майка с логотипом Кубка Мира по Уэчи-Рю — мой водитель практически сразу понял, что в Японию я приехал для продолжения изучения Карате. Дальнейший маршрут, в моем понимании — кроме обязательного следования в гостиницу, мог разделиться на три направления по той простой причине, что мной заблаговременно было подготовлено три адреса Додзё разных мастеров. Однако перед гостиницей и выбором одного из трех возможных путей я решил посетить магазин экипировки в Шурейдо — водитель меня туда перво-наперво и повез. По дороге я общался с ним практически одними знаками. Но если честно, то все происходило с точностью до наоборот — пожилой водитель, отвлекаясь от управления такси, то и дело демонстрировал мне элементы техники Уэчи-Рю Карате-до. Видимо, все-таки неслучайно он оказался учеником Йошитсуне Сенага Сенсея — один из адресов, покоившихся в моем кармане, принадлежал именно Додзё этого мастера. Проще говоря, путь сам выбрал меня. Ну, или судьба вывела именно на ту дорогу, которая в том момент, была мне нужнее всего.
В Шурейдо водитель кому-то позвонил и передал мне телефонную трубку. На том конце провода оказался мастер — тогда я первый раз в жизни услышал его голос, правда, почти ничего не понял из услышанного. Но это уже дело как говорится, десятое. Главное, я вынес из короткого разговора то, что сенсей приглашает меня на аудиенцию — уже завтра, в свой Додзё. Честно говоря, я очень волновался и в прямом смысле места себе не находил. Шутка ли, Йошитсуне Сенага — один из известных мастеров на Окинаве любезно согласился встретиться со мной…
И вот долгожданный час пробил: сенсей сперва уточнил, кто я и откуда прибыл, был ли я в других Додзё на Окинаве прежде, чем пришел к нему. Я, конечно, нигде еще не был — так и ответил мастеру.
Мастер сразу дал мне первый урок, продемонстрировав, как нужно держать Санчин-гами, а потом, как бы спохватившись, сказал, что куда-то торопится и ему срочно нужно уходить. Правда, на прощанье предложил мне прийти завтра.
Я пришел, но так не уяснив для себя, точно буду ли я учиться в этом Додзё. Мое второе занятие было столь же скоротечным, что и первое. На вопрос: «Возьмете ли вы меня в ученики?» сенсей, уподобился магистру Йода из «Звездных войн» — неторопливо опустил подбородок на ладонь и… многозначительно задумался. Но буквально через минуту выйдя из «параллельной реальности», он сказал: «Хорошо, но сейчас — мне нужно срочно уходить, приходи завтра…»
Ожидание было томительным, время шло, но я пока все еще не знал, что думать, что делать, как быть и как себя вести. Это был отменный урок на будущее. Следующим днем я отправился в Хонбу Додзё. Туда я шел примерно километра три — не меньше, пешком под палящим Солнцем. И вот Додзё — я сделал поклон у входа из положения сэйдза в сторону шомен, надел каратеги и подвязался белым поясом, продемонстрировав тем самым свою готовность начать все с самого сначала.
Описанный ритуал лично для меня был крайне важным. Дело в том, что я с самого начала считаю себя прямым учеником Йошитсуне Сенага Сенсея, Ханши, 10 дан. Кстати, на том поясе (белом) у меня вышит дзенский принцип: «Ичи го ичи э», если кратко, то в переводе это значит: «Один путь — одна возможность, бери самое лучшее от каждой встречи»
Ежели копнуть глубже, то суть данного принципа может раскрываться для каждого по-своему. В моем понимании — это одновременно и вдохновение, и мотивация, и личный труд, и стечение обстоятельств, если хотите. Приплюсовав одно другому, я в конечном счете осознанно получил то, что искал — обрел возможность воспринимать свое собственное движение по своему собственному пути. С этого момента я по-настоящему стал изучать стиль Уэчи-Рю в обществе Кенсейкай в Японии на Окинаве. Я делюсь наукой, добытой эмпирическим путем, с теми, кто воспринимает существующую реальность примерно так же, как я.

Д.Т.:
Существует утверждение, что прогресс невозможен без конкуренции. Так ли это? Что такое конкуренция в боевых искусствах? Важна ли она?
Д.К.:
Конечно, важна! У самого термина «конкуренция», без сомнения, есть определение, но я попытаюсь дать его самостоятельно. То есть, объясню, что лично я считаю конкуренцией и в каком виде она приемлема для меня.
Конкуренция — это в некотором роде соревнование, имеющее конкретную цель, которую необходимо достичь. К сожалению, некоторые люди готовы добиваться ее любой ценой, даже, если этого делать не стоит по моральным, этическим или, скажем, каким-то еще соображениям.
Дело в том, что боевые искусства в моем понимании — это еще и духовный рост, а если так, то достижение каких-то целей любой ценой, как уже говорилось, я считаю неприемлемым. Также это весомый стимул к достижению следующей ступени или даже выбор новой цели, а он (стимул) просто невозможен без наблюдения за развитием людей, занимающихся какой-либо деятельностью, не сопровождаемой унижением, оскорблением и всем таким прочим своего окружения и сторонних наблюдателей, в той или иной мере встречающихся на твоем жизненном пути.
Приведу пример… Есть у меня знакомые, практикующие — как и я — боевые искусства, но кроме этого они на довольно приличном уровне занимаются еще и бегом. Согласитесь, приятно же смотреть на девушек-каратисток, увлеченных кроме основных занятий боевыми искусствами атлетической гимнастикой, например. Это ли не пример для подражания? На мой взгляд, еще какой!
Теперь обо мне. У меня есть свои собственные дети и ученики. Я должен быть для них хорошим примером — и как отец, и как учитель. Признаюсь — это очень трудно. Мои окинавские наставники, находясь в преклонном возрасте, практически всегда каким-то образом изыскивают внутренние силы и для постоянного продолжения практик, и для обучения других людей боевому ремеслу, и для собственного духовного роста. Они для меня, в том числе, являются примером для подражания и лучшим в мире стимулом.
Если я развиваюсь, то получаю духовное и физическое благо, в том числе, здоровье. При этом я стараюсь оставаться человеком, не «идущим по чужим головам». Как раз в этом мне и видится настоящая, а не показушная конкуренция — такой я ее вижу в любом творческом процессе, в процессе развития боевых искусств, в том числе.

Д.Т.:
Как думаете, есть ли разница в тренировках американских, европейских, российских и японских каратистов? В чем суть классических тренировок в Уэчи-Рю Карате-до?
Д.К.:
В Америке мне удалось побывать только один раз в жизни, да и то в Латинской — в Аргентине, в Европу я ездил дважды — в Германию и Италию, на японскую землю посчастливилось ступить тоже — в разное время я посещал Окинаву (шесть раз) и один раз был на стажировке в Фукуоке. Мои поездки на Окинаву всегда были связаны с практикой Уэчи-Рю Карате-до и окинавского Кобудо, в Фукуоке я практиковал одно из направлений современного нокдаун Карате («Сабаки»-метод).
Так в чем же суть? Давайте сразу абстрагируемся от тренировок, связанных со спортом, — тут практика зависит от этапа подготовки к каждым конкретным соревнованиям и определенным правилам их проведения. Боевые искусства же в целом, если акцентироваться исключительно на них, более сложный процесс, причем всегда связанный с личным пониманием, стремлением и целями отдельно взятого будоки. Такой человек (ищущий истину боевых искусств), возможно, оказывается не одинок, тогда он находит единомышленников и объединяется с ними для решения общих задач.
В принципе, большой разницы в рамках одного стиля нет, есть некая, прошедшая испытания временем, программа Уэчи-Рю с определенным (базовым) набором технических приемов и методов, которые берутся мастерами за основу. Причем, не важно, в какой стране мира они передают свои знания ученикам. В такую программу как правило входят: подготовительные упражнения, базовые технические упражнения, закалка тела, традиционные технические формы — ката, ката бункай кумите, якусоку кумите — условные бои по договоренности — и т.д. и т.п.
В Японии (в Додзё), безусловно, существует своя специфика — плюс, конечно тем будокам, которые из года в год приезжает к одному и тому же учителю и полностью погружаются в процесс практики Карате-до. Кстати, именно Додзё могут стать еще и дополнительным источником духовной силы, вдохновения. Лично я рад тому, что имею возможность учиться у своих окинавских наставников.
В Хонбу Додзё на одной из табличек, на которых обычно написаны имена мастеров и учеников написано мое имя — вписываются только те, к слову, кто постоянно занимаются в Додзё. Этот нюанс дополнительно вдохновляет. Так вот, выбор технических действий и их своевременность на занятиях в первую очередь зависит от сенсея.
Классическое Уэчи-Рю, конечно, не спорт — это, как сейчас говорят, прикладное Карате, большую часть технических действий и приемов из которого просто нельзя применять на соревнованиях в силу их травмоопасности. Впрочем, на определенных этапах подготовки соревновательные бои могут иметь место в качестве дополнения к обычным тренировкам — для повышения уровня функциональных возможностей каратистов, а также их психофизиологических возможностей, например, в процессе рукопашного взаимодействия с соперниками.
В Московском Кенсейкай Хонбу Додзё проводятся занятия и для взрослых, и для детей. Лично для меня Уэчи-Рю Карате-до — боевое искусство. В Додзё я не ставлю во главу угла участие моих подопечных в соревнованиях, однако, у нас есть дети и взрослые, которые в них нуждаются.
Для таких учеников создана специальная группа. После определенной подготовки такие дети и взрослые могут участвовать практически во всех турнирах по Карате и рукопашному бою. Тут, главное, понимать, что без дополнительной работы — как моей, так и тренирующихся — цель может быть не достигнута. Если бойцы (назовем их так) все это понимают, результаты, скорее всего, обязательно будут.

Д.Т.:
Говорят, Япония «сейчас» отличается от Японии «тогда», молодые японцы не очень-то стремятся в Карате, а вот в России ситуация противоположная. Так ли это?
Д.К.:
Японцы пытаются всеми силами сохранить свое детище — Карате. В этом им, волей-неволей, помогают, конечно, и европейцы. Получается, что я в некотором роде тоже имею отношение к культивированию одной из традиций «пустой руки» (Уэчи-Рю) и Школы окинавского Кобудо.
В этом нет ничего удивительного, ведь время идет — все течет и все изменяется. Данный процесс можно наблюдать не только в стране восходящего Солнца. Хотя, положа руку на сердце, скажу, что, как было «тогда», я знаю лишь по рассказам своих японских наставников — об остальном могу только догадываться.
Однако в общеобразовательных школах и в Университетах Японии Карате все-таки преподается. Согласитесь, для самих японцев это уже большой плюс. Но почему старые связи все-таки рвутся? Я бы на этот вопрос ответил так: принцип «движения по пути» не для всех. Мои сенсеи с Окинавы совсем не молоды, одному восемьдесят два года, второму — шестьдесят шесть лет.
Думаю, не каждому дано прожить с Карате и Кобудо практически всю свою жизнь. Хорошо, если кто-то из нынешней — не только спортивной — молодежи хотя бы периодически будет поддерживать здоровье и физическую форму.
Часто, достигнув в детстве успехов на соревнованиях, многие считают, что уже всего добились. Так и при получении черного пояса — получив его, глупо считать данное достижение вершиной всего на свете. К сожалению, в наше время так происходит довольно часто. Повзрослев, дети и подростки находят новые увлечения и совершенно забывают о тренировках. Спорт молодеет, а изучение боевых искусств, со всей их философией, где цель существует без цели, становится уделом единиц.

Д.Т.:
Гонитесь ли вы за данами и готовите ли вы к этому своих учеников?
Д.К.:
Признаюсь, я, как многие мальчишки и девчонки моего поколения, в детстве тоже мечтал научиться боевым искусствам и в качестве признания каких-то заслуг получить заветный черный пояс. В то время появились западные и восточные видеофильмы, пропагандирующие боевые искусства. У меня дома на стене висели плакаты с киногероями, в основном каратистами. Видя себя наравне с ними, я конечно же думал о том, что черный пояс — это конечный предел мечтаний любого человека, который занимается Карате. На деле все оказалось совсем не так, однако те детские мечты можно в какой-то мере считать самым началом моего пути в боевых искусствах.
Свой настоящий черный пояс я получил намного позже. Особенно было приятно получить его от своего учителя в Японии — это было символично и неожиданно для меня. В тот момент, когда сенсей вручил его мне, я понял, что это его своеобразный знак внимания ко мне, который ценится намного дороже всех возможных не возможных дан-сертификатов.
Пусть это банально прозвучит, но именно тот пояс был настоящим результатом моих поисков и труда. До сих пор помню волну вдохновения, всецело поглотившую меня в те счастливые минуты.
Сейчас у меня есть свои ученики. Я обучаю их по определенной программе, результатом которой являются экзамены с необходимыми для сдачи на различные кю и даны аттестационными требованиями. Сам же я, безусловно, подталкиваю всех их двигаться вперед. Без этого боевые искусства теряют всякий смысл.
Мне кажется, у каждого человека, занимающегося Карате, должна быть возможность получения хотя бы I-го дана, а вот дальше… Дальше все сугубо индивидуально — кто-то умело распорядится этим своим достижением, кто-то остановится. Это естественный процесс.
Черный пояс I-й дан — это новые испытания и старт тем, кто каждый день продолжает готовиться снова карабкаться на вершину Фудзи. Это жизнь, в ней все движется циклически, в ней все каждый раз начинается сначала…

Д.Т.:
Что такое Матаёши Кобудо? Как давно вы увлеклись занятиями с азиатским оружием?
Д.К.:
Матаёши Кобудо считается одной из ведущих школ традиционного окинавского Кобудо, в основе программы изучения которой заложена техника владения различными видами старинного оружия. Чаще оно и внешне, и функционально напоминает всевозможные орудия труда из быта крестьян средневековой Японии, хотя, этот момент довольно-таки спорный. Само же название Школы происходит от имени ее основателя — Матаёши Шинпо.
Система обучения школы Матаёши Кобудо начала складываться, когда ее основоположник был еще молод. В наше время в ней существуют самодостаточные разделы, такие, например, как: Бо-дзюцу, Сай-дзюцу, Тонфа-дзюцу, Нунчаку-дзюцу, Кама-дзюцу и тому подобные (по мере подготовки будок). Тренировки, как правило начинаются с подготовительных упражнений и далее следуют по нарастающей — изучаются базовые технические элементы и действия, потом традиционные формы — ката с оружием, также — ката бункай кумите, якусоку (по договоренности) кумите, кихон кумите.
Я не ошибусь, если скажу, что под началом Матаёши Шинпо училась целая плеяда мастеров, впоследствии ставших известными и уважаемыми во многих уголках земного шара.
К счастью мне повезло, что мой наставник сенсей Коусин Камура с 70-х годов XX века изучал окинавское Кобудо под руководством Матаёши Шинпо. Он и сейчас в Кодокане, я же являюсь его непосредственным учеником. Побывав у наставника дома, я диву давался — как же много у него всего интересного, что в той или иной степени связано с историей Японии и Окинавы, оружием и техникой Кобудо. Сам же он по-японски в достаточной мере скромен и отзывчив, к тому же, отличный эксперт традиционного окинавского Кобудо.
Кстати, другой мой наставник по Уэчи-Рю Карате-до — сенсей Йошитсуне Сенага, тоже мастер окинавского Кобудо. Он также, как и сенсей Коусин Камура, был учеником Матаёши Шинпо. В Кенсейкай Хонбу сенсей Йошитсуне Сенага в дополнение к плановым занятиям по Уэчи-Рю Карате-до нередко делится со мной секретами окинавского Кобудо.
С азиатским оружием я впервые познакомился классе в шестом — еще будучи учеником средней общеобразовательной школы. Как-то у нас объявили набор в секцию Ушу — я чудесным образом попал в младшую группу. Как потом оказалось, на самом деле это было Джиткун-до. Старшие ученики нам молодым говорили, что это секрет и раскрывать его никому нельзя. Сейчас подобные рассуждения ничего, кроме улыбки не вызывают, но налет таинственности здорово завораживал. На занятиях мы изучали какие-то передвижения и приемы с Бо (длинным шестом), а также с нунчаку. Но что именно нам давали, уже, честно говоря, и не вспомнить…
Помню, мы в хозяйственном магазине покупали черенки от лопат для занятий. Конечно, в дополнение к этому, сыграли, как я уже говорил, видеофильмы про мастеров боевых искусств, ну, и Брюса Ли не стоит забывать — когда он в одном из фильмов так умело пользовался короткими палками и нунчаку.
Мы делали нунчаку из ножек от табуреток, а звездочки-сюрикены ниндзя вырезали из метала на уроках труда, правда, они быстро гнулись и редко вонзались в мишени…

Д.Т.:
Если не секрет, что ожидает в перспективах Уэчи-Рю Карате-до в России? То есть, какие они у вашей школы в нашей стране?
Д.К.:
Раз уж разговор пошел не просто о личном развитии, передаче знаний и умений «от сердца к сердцу», а и о популярном нынче принципе «Искусство в массы!», то, на мой взгляд, следует обратить внимание на тот факт, что это уже комплексное, если можно так сказать, действие — и групповые занятия боевыми искусствами, организация соревнований и различных фестивалей единоборств, семинаров. Причем, с личным участием скорее даже не только как практик, а как организатор в том числе, в каждом из перечисленных мероприятий. Совсем другой подход ко всему процессу, согласитесь… Я не хочу, чтобы складывалось впечатление, что в России есть только один человек, представляющий окинавскую организацию — Додзё Уэчи-рю Карате-до. На самом деле, я бы хотел перечислить сейчас все существующие представительства, все направления по изучению этого стиля, идущие напрямую от окинавских мастеров. Но давайте по порядку и без спешки…
Размышляя об этом, я не забываю людей, идущих по пути Карате-до, которые принимали участие в каких-либо семинарах окинавских мастеров Уэчи-Рю — они, безусловно, получили определенные знания. Однако, прежде всего, говорю о тех, кто в той или иной степени развивает какое-либо направление данной школы, то есть, руководит ее представительством здесь — в России. Смысл, проще говоря, я свожу к объединению, а не раздробленности — потому что так на самом деле и проще, и интереснее. Сила же в единстве! Это аксиома! Если, конечно, данный подход интересен всем, а не только мне.
Давайте вспомним практиков традиционного Уэчи-Рю Карате-до в России. Хочу еще раз отметить, что беру периоды изучения и передачи связанные с мастерами и организациями Окинавы, — о других моментах своих историй каждый из указанных ниже cенсеев, при необходимости уже расскажет сам, или ознакомьтесь с дополнительной информацией на их сайтах. Перечислю тех, чьи имена в настоящее время на слуху:

— Вахтанг Шарадзе, Ренши, VI-й дан Уэчи-Рю Карате-до, Окинава Уэчи-Рю Карате-до Кьекай (начал заниматься Уэчи-Рю на Окинаве в 2002 году, его наставниками были Такара Шинтоку — 10 дан, Тсутомо Накаходо — 10 дан, Шигеру Такамияги — 10 дан, Рюко Томоесэ — 10 дан и Катсуджи Тамаесе — 9 дан) ;
— Игорь Горбунов, Ренши, VI-й дан Уэчи-Рю Карате-до, Уэчи-рю Карате-до Кьекай (начал интересоваться стилем, когда находился во Франции по служебной необходимости, а с 2009 года личный ученик Юкинобу Шимабукуро Сенсея, Ханши, IX дан – официального представителя Патриарха стиля в Европе);
— Евгений Рыбин, IV-й дан Уэчи-Рю Карате-до, Окинава Шохей-Рю Уэчи-Рю Карате-до (начал заниматься в 2009 году у Владимира Поповича — 7 дан (Сербия), начало практик на Окинаве — 2011 год, в настоящее время получает наставления от Хирокуни Ямаширо — 8 дан);
— Денис Катаев, IV-й дан Уэчи-Рю Карате-до, Уэчи-Рю Карате-до Кенсейкай (начало занятий — 2010 год, учился у Густаво Гондра — 8 дан (Аргентина), с 2012 года личный ученик Йошитсуне Сенага Сенсея, Ханши, X-й дан).

Недавно, на московском семинаре один из отечественных мастеров боевых искусств меня спросил:
— На Окинаве раньше адепты разных школ собирались на одной площадке и тренировались вместе. Возможно ли такое в России?
Я ответил:
— Было бы хорошо… если бы так произошло…

Честно скажу, нет еще никакой совместной объединённой истории развития Уэчи-Рю Карате-до в России. Да, существуют отдельные представительства, организации, залы, в которых занимаются люди, есть наставники. Нет никакого объединения между разными представительствами, согласия тоже, увы, нет, хотя, друг другу никто дорогу не переходит. Нужно всем это объединение или нет — это вопрос вторичный. У всех свои организации. А техника-то одна — в этом вся соль!
В данной ситуации, думаю, каждый мастер, наставник, сенсей, прежде всего, нашел себя, понял, что для него первично, а когда его найдут настоящие ученики, он, безусловно, поделится с ними всем самым сокровенным. С точки зрения индивидуальной передачи знаний и умений, все выглядит просто идеально — нам не нужны взаимодействия с посторонними группами и отдельными мастерами.
Но вот для массового привлечения учеников к занятиям Уэчи-Рю Карате-до, для развития нашей общей школы во всех регионах Российской Федерации и за ее ближними и дальними пределами, для банальной популяризации и даже для использования определенных методик в знакомой всем нашим соотечественникам физической культуре, необходимо участие всех представительств Уэчи-Рю Карате-до в объединенных фестивалях боевых искусств, каких-то других мероприятиях, да и в пропагандируемом на государственном уровне развитии любого прогрессивного детско-юношеского движения. В этом нет ничего дурного — обратите внимание, сколько во всем перечисленном плюсов!
Про себя скажу, раз уж вы меня спрашиваете, — я углубленно работаю и в этом направлении. Недавно провел семинар для летнего лагеря районного Центра Социальной защиты. Необходимость такой работы есть! Это трудно, не спорю. Но плоды все-таки со временем созревают. Мне удалось организовать более десяти массовых мероприятий, я помогал администрациям некоторых районов в решении подобных задач. Кто-то скажет, мол, этого недостаточно, но я же занимаюсь этим недавно. Было бы намного лучше, если подключались другие люди — поддержка никому еще не вредила. Причем, основанная на обоюдных принципах взаимопомощи.
Опыт у меня кое-какой имеется, я отдаю себе отчет в том, что разные сообщества могут взаимодействовать, если не по принципу товарищеских взаимоотношений, то, как минимум, в рамках Союза или Объединения, причем, с четкой организацией. Простота тут только кажущаяся. Взять хотя бы массовые мероприятия — это не только привлечение интересующихся, но и огромная ответственность. Куда проще заявиться на какую-нибудь площадку с соратниками или учениками, выступить и уйти, ни за что, не отвечая.
Кроме всего прочего, для участников Союза реклама таких мероприятий должна быть общей. Тогда весь, как теперь говорят, контент лежит, как на ладони — пусть разные Додзё, но школа-то одна и та же — Уэчи-Рю. Это увидят все! В этом году исполнилось 140 лет со дня рождения Уэчи Канбуна. Может, кто-то из старших наставников проявит инициативу и организует встречу как раз посвященную вопросу развития Уэчи-Рю в нашей стране? Представьте, что не в Америке, не в Европе, не в Японии, а здесь — в России встречаются люди, объединенные одной целью, влюбленные в одно дело. Это было бы очень здорово и весьма полезно!
О своих организациях, я думаю, каждый сенсей сам расскажет лучше, чем я, хочу лишь добавить немного про наш московский Кенсейкай Хонбу Додзё. Я постоянно ищу контакты с различными организациями для развития молодежного и детско-юношеского движения, независимо от культивируемых в них стилях Карате, и при условии, что в случае сотрудничества никому не нужно будет отказываться от истоков своих школ боевых искусств. Я приглашаю на фестивали, в рамках которых проходят состязания по кумитэ — для всех стилей Карате.
Даже если взять всех детей из всех существующих в России сообществ Уэчи-Рю, их будет немного, а добиться положенного результата — особенно в кумитэ, можно только при хорошей конкуренции. Победа в честной конкурентной борьбе будет достойна победителя.
В нашем Додзё на сегодняшний день Кумитэ считается основным направлением соревновательной практики. Организовывается специальная группа, проводится обучение по классике Уэчи-Рю Карате-до и окинавскому Кобудо.

Д.Т.:
Что бы вы сказали людям, которые еще не нашли свой собственный путь?
Д.К.:
Прежде всего, нужно учиться бороться со своими слабостями. Взрослые люди, конечно, должны быть примером для детей. Дети — цветы жизни, от их развития зависит и будущее. Я не эталон совершенства, однако учусь и работаю, в первую очередь, именно над собой.
Если вас заинтересовало какое-то дело, ознакомьтесь со всеми его плюсами и минусами, рассмотрите его со всех сторон и не ленитесь искать информацию. Знайте, для правильной оценки необходимо прислушиваться к различным мнениям. Не все, что все хвалят, или ругают, истина.
Помните, улыбки на лице не всегда искренние. Находясь в поиске наставника, понимайте, что любое занятие — это прежде всего тяжкий труд. Если вы не отдаетесь процессу полностью, то, скорее всего, наставник не захочет делиться с вами всей информацией.
Один мастер из России мне как-то сказал: «Ищи не организацию, а человека». Организаций, специализирующихся на единоборствах, много даже на Окинаве, практически каждая проводит свои внутренние турниры. Определитесь, что вы хотите от занятий Карате: научиться драться, выступать на турнирах, знать ката или обладать иными знаниями? Не всем нравятся одни и те же люди, а некоторые откровенно будут вам завидовать. Всегда идите вперед, несмотря ни на что!
Ну и немного о технике Карате. Ката — это не цель, а средство, то есть, упражнение, в первую очередь направленное на воспитание тела. Иными словами — физическая подготовка. Действия же с предметами — это уже специальная физическая подготовка. У всех разная структура тела, в том числе, рост. Поэтому для каждого и восприятие таких упражнений будет разным. Не забывайте об изначальном предназначении боевых искусств…

Дарья Туманова

publication_2publication_5publication_4publication_3publication_1publication_6





Спортсмены полицейские из Томска были... ограблены!
Росгосстрах Банк - спонсор российского футбольного судейства
Китайские инвесторы приценились к «Интеру»
Энди Маррей и Каролин Возняцки попали в список Forbes самых влиятельных людей моложе 30 лет
Не стоит колебаться!
Лайка станет символом универсиады 2019 года
Болельщица «Рубина» стала победительницей конкурса боди-арта «Мастер и мАRгариТа»
Семеро крымских легкоатлетов будут выступать за сборную России

Оставьте свое мнение к данной статье. Нам оно очень важно!

Оставить свое мнение на статью