«Идет, операция!»…

Sunday, 3 October 2010, 3:46
Размещено в рубрике Годы и люди, Зал Славы, Интересно.

Владимир БЕССАРАБОВ

Возможно, кого-то удивит заголовок моей очередной  корреспонденции, подготовленной для раздела Олимпикбога «Годы и люди».  Репортаж с таким названием появился в  1980 году  на страницах «Советской России», затем его перепечатали многотиражная газета «Курская руда». На эту тему писала и областная газета «Курская правда». А вспомнил я об этом  вот почему:

На днях один из моих молодых коллег – журналистов посетовал: «Не могу понять, что происходит  с российской  «четвертой властью» (так раньше называли представителей нашей профессии).  На словах  – свобода слова, печати. А на деле – … Попробуйте сейчас добыть информацию, как говорится, из первых рук. К руководителям акционерных обществ, учреждений, министерств, органов власти невозможно в кабинеты попасть,  отгородились от  корреспондентов пресс- службами, которые  возглавляют далекие от журналистики люди. Информация выдается дозированной, острые вопросы остаются нередко без ответов».

Слушал я  собрата по перу и вспомнил историю тридцатилетней давности.  В один  из  осенних дней 1980 года в редакции газеты Михайловского горнообогатительного  комбината «Курская руда», где я в то время работал  редактором,  раздался телефонный  звонок: «Владимир Михайлович! Вас беспокоит заведующий медсанчастью МГОКа  Являнский. Есть интересная тема для газеты. К  нам  приехала большая группа докторов из  Всесоюзного Научного центра хирургии АМН СССР. Они  проводят приемы больных, делают  в нашей  медсанчасти уникальные операции…». Эта информация Николая Михайловича  заинтересовала меня. Оказалось, что ученых Москвы и врачей города Железногорска Курской области связывали деловые и научные связи. Специалисты главного хирургического центра страны  нередко приезжали в медсанчасть, где проводили  собеседования  и конференции с местными врачами, давали практические советы, делали операции тяжелобольным горнякам. Многих больных после всестороннего обследования они приглашали в Москву, где те проходили лечение в клиниках Центра. Приглашались в столицу и железногорские врачи, в  Центре хирургии они  совершенствовали свои знания, ассистировали  известным хирургам в ходе операций. А затем у себя в медсанчасти  полученные знания воплощали, как говорится, в дело…

Союз ученых и практиков  заслуживал того, чтобы о нем было рассказано в печати. И как раз в эти дни меня пригласили на стажировку в  газету «Советская Россия», внештатным автором которой был в те годы. «Ты привез с собой  что – либо интересное?- спросил заведующий отделом корреспондентской сети Николай Максимович Болдырев.  Показал ему несколько зарисовок и наброски  будущей небольшой  корреспонденции о союзе  медиков и горняков. «Хорошо бы  побывать   тебе в Центре и  сделать необычный репортаж, начав его в медсанчасти МГОКа, а закончив  в кабинете  знаменитого академика Петровского…  Да,  вот как ты проникнешь  к нему?». – Столичные доктора, когда были в Железногорске, обещали   уделить мне  внимание, если приеду  в Центр. «Ну, тогда дерзай»!

На следующий день я был  в «вотчине академика Петровского».  Встретили меня гостеприимно. Показали   кабинеты, уникальное оборудование,  помогли увидеть железногорцев, которые в тот момент проходили   обследование и лечение. Побывал я и на одной из  уникальных операций. «Получится репортаж?- спросили ученые и доктора, – Кстати,  все,  что мы тут вам рассказали и показали, сделано по инициативе  и  при участии академика Петровского». – Вот бы встретится с ним?- набрался я смелости.  «В принципе ничего невозможного нет, – пообещали  специалисты Центра, которые сопровождали меня. – Борис Васильевич с уважением относится к журналистам, нередко встречается с ними…». И через час  буквально ошарашили меня: «Академик ждет  вас в своем кабинете». Ушам своим не мог поверить. Выдающийся хирург, педагог, организатор медицинской науки и практического здравоохранения, академик РАН и РАМН, основатель и почетный директор Российского научного центра хирургии, а тогда он еще  был и министром здравоохранения СССР, нашел время, чтобы встретиться с корреспондентом, как сейчас говорят, из провинции.

О Борисе Васильевиче написано немало книг, очерков, снято документальных фильмов.  И в Интернете сейчас на многих сайтах можно получить довольно обширную информацию о  ярчайшем представителе  отечественной научной школы, универсале, для которого не было запретных  зон в хирургии,  и которого называют своим учителем многие другие известные академики нашей страны, две сотни докторов, около 500 кандидатов наук. Тогда он произвел на меня большое впечатление. Удивительный рассказчик,  с чувством юмора. Он подробно ответил не несколько  вопросов и сам стал интересоваться, как  идут дела на Михайловском ГОК,  есть ли нарекания со стороны горняков на медицинское обслуживание, как часто  газета «Курская руда» пишет о врачах…

Репортаж  в газете посчитали удачным.  Николай Максимович Болдырев тогда  внес лишь одно небольшое дополнение. Я привел в тексте такие слова: « Лечить, учить, внедрять  – жизненное кредо  Бориса Васильевича Петровского и коллектива Центра хирургии, которым он руководит». Зав. отделом корреспондентской сети «Советской России» написал: «Лечить, учить, внедрять, любить и уважать людей!».

Когда об этом рассказал своему коллеге – молодому журналисту, он вздохнул: «Господи, да какие, все-таки, замечательные люди были  в те  годы. Человек человеку –  друг, товарищ и брат. А сейчас  многие стали хуже волков…   Пожалуй, он прав.





Юношеская Олимпиада в Инсбруке. День последний. Итоги.
Барри Денсон установил рекорд пребывания за покерным столом
Британские букмекеры принимают ставки на самый популярный новогодний подарок
Вячеслав Малафеев выложил фото со своей свадьбы
Символическая сборная чемпионата России по оценкам Спортэкспресса
Фанаты доухались! Рот нараспашку, язык на плечо...
Баскетболистка Екатерина Безгодова выиграла престижный турнир по стритболу Red Bull Queen of the Rock
Культурное событие по передаче реликвии в Генеральном Консульстве Японии Санкт-Петербурга

Оставьте свое мнение к данной статье. Нам оно очень важно!

5 коммент. к “«Идет, операция!»…”

  1. Alex:

    Владимир Михайлович! Ваш молодой коллега, к сожалению прав. У нас в России нередко человек становится хуже волка. Почему такое происходит? От жизни «хорошей»?

  2. Alena:

    Вот что любопытно. Почти все из тех россиян, кто выбился в большие начальники – не графы, князь, а выходцы, зачастую, из хороших семей крестьян, рабочих, интеллигентов. Так почему же они, вступив во власть, становятся чванливыми, бессердечными, высокомерными и недоступными для общения, Действительно, оградили себя охраной, пресс-секретарями. Кого и чего они боятся?

  3. Жанна:

    Вопрос к автору: Интересный пример, который вы привели, вряд ли является типичным и для советского времени. Разве мог журналист прорваться на прием к министру, секретарю обкома КПСС? И так далее.

  4. Vlad Andreev:

    ОТ АВТОРА: Мог. Приведу два примера. В 1969-1970 годах я работал корреспондентом в республиканской газете «Ленинская смена». Нужно было срочно сделать интервью с министром внутренних дел Казахстана генералом Панковым. Позвонил в приемную. Попросил секретаря соединить с министром. К удивлению, генерал, несмотря на огромную занятость, согласился принять журналистов немедленно. Меня и фотокорреспондента проводили к нему в кабинет. Беседовали около часа… Единственное, что попросил Панков, так это показать ему подготовленный текст интервью, чтобы не было неточностей…
    Или такой пример. В годы работы корреспондентом в газете «Рудненский рабочий» (Казахстан) мне не раз доводилось брать интервью у директора Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината Николая Федеевича Сандригайло. И как-то надо было срочно показать ему текст, который шел в номер газеты. В приемной директора меня остановила секретарь: «У директора – совещание. Приехал министр черной металлургии СССР И.П. Казанец.». Что делать? Время позднее. В типографии задержан выпуск газеты. Выбрав момент, когда секретарь вышла из приемной, я заскочил в кабинет и под обстрелом глаз больших чинов направился к столу, за которым сидел Сандригайло. Извинился, положил на стол гранки текста. Николай Фадеевич обратился к участникам оперативного совещания: « Я обещал нашей газете прочесть то, что они подготовили о нашем комбинате. Да все времени не было ». И минут десять внимательно изучал то, что я ему принес. Сделал пару небольших поправок и отдал гранки мне. Поблагодарив его, я направился к выходу. И, вдруг, услышал от министра Казанца: « Молодой человек! У вас в редакции все такие шустрые и настойчивые?
    – Не все, но есть…Когда дела касается, у нас героем становится любой!
    Все дружно рассмеялись…
    За многие годы журналистской работы приходилось встречаться с большими начальниками и малыми. В большинстве своем никто не отказывал в общении. А в современной России, действительно, стало много чванства, высокомерия, неуважения к прессе.

  5. Gennadiy:

    Спасибо В.М. за материал и дополнительный комментарий. Но иной раз некоторые журналисты «заслуживают» того, чтобы с ними не общались. Такое порой напишут! Факты перепутают, наврут с три короба. Считают зазорным показать до выхода в свет то, что написали. Возможно, поэтому такое недоверие к пишущей братии?

Оставить свое мнение на статью