«Идет, операция!»…

Sunday, 3 October 2010, 3:46
Размещено в рубрике Годы и люди, Зал Славы, Интересно.

Владимир БЕССАРАБОВ

Возможно, кого-то удивит заголовок моей очередной  корреспонденции, подготовленной для раздела Олимпикбога «Годы и люди».  Репортаж с таким названием появился в  1980 году  на страницах «Советской России», затем его перепечатали многотиражная газета «Курская руда». На эту тему писала и областная газета «Курская правда». А вспомнил я об этом  вот почему:

На днях один из моих молодых коллег – журналистов посетовал: «Не могу понять, что происходит  с российской  «четвертой властью» (так раньше называли представителей нашей профессии).  На словах  – свобода слова, печати. А на деле – … Попробуйте сейчас добыть информацию, как говорится, из первых рук. К руководителям акционерных обществ, учреждений, министерств, органов власти невозможно в кабинеты попасть,  отгородились от  корреспондентов пресс- службами, которые  возглавляют далекие от журналистики люди. Информация выдается дозированной, острые вопросы остаются нередко без ответов».

Слушал я  собрата по перу и вспомнил историю тридцатилетней давности.  В один  из  осенних дней 1980 года в редакции газеты Михайловского горнообогатительного  комбината «Курская руда», где я в то время работал  редактором,  раздался телефонный  звонок: «Владимир Михайлович! Вас беспокоит заведующий медсанчастью МГОКа  Являнский. Есть интересная тема для газеты. К  нам  приехала большая группа докторов из  Всесоюзного Научного центра хирургии АМН СССР. Они  проводят приемы больных, делают  в нашей  медсанчасти уникальные операции…». Эта информация Николая Михайловича  заинтересовала меня. Оказалось, что ученых Москвы и врачей города Железногорска Курской области связывали деловые и научные связи. Специалисты главного хирургического центра страны  нередко приезжали в медсанчасть, где проводили  собеседования  и конференции с местными врачами, давали практические советы, делали операции тяжелобольным горнякам. Многих больных после всестороннего обследования они приглашали в Москву, где те проходили лечение в клиниках Центра. Приглашались в столицу и железногорские врачи, в  Центре хирургии они  совершенствовали свои знания, ассистировали  известным хирургам в ходе операций. А затем у себя в медсанчасти  полученные знания воплощали, как говорится, в дело…

Союз ученых и практиков  заслуживал того, чтобы о нем было рассказано в печати. И как раз в эти дни меня пригласили на стажировку в  газету «Советская Россия», внештатным автором которой был в те годы. «Ты привез с собой  что – либо интересное?- спросил заведующий отделом корреспондентской сети Николай Максимович Болдырев.  Показал ему несколько зарисовок и наброски  будущей небольшой  корреспонденции о союзе  медиков и горняков. «Хорошо бы  побывать   тебе в Центре и  сделать необычный репортаж, начав его в медсанчасти МГОКа, а закончив  в кабинете  знаменитого академика Петровского…  Да,  вот как ты проникнешь  к нему?». – Столичные доктора, когда были в Железногорске, обещали   уделить мне  внимание, если приеду  в Центр. «Ну, тогда дерзай»!

На следующий день я был  в «вотчине академика Петровского».  Встретили меня гостеприимно. Показали   кабинеты, уникальное оборудование,  помогли увидеть железногорцев, которые в тот момент проходили   обследование и лечение. Побывал я и на одной из  уникальных операций. «Получится репортаж?- спросили ученые и доктора, – Кстати,  все,  что мы тут вам рассказали и показали, сделано по инициативе  и  при участии академика Петровского». – Вот бы встретится с ним?- набрался я смелости.  «В принципе ничего невозможного нет, – пообещали  специалисты Центра, которые сопровождали меня. – Борис Васильевич с уважением относится к журналистам, нередко встречается с ними…». И через час  буквально ошарашили меня: «Академик ждет  вас в своем кабинете». Ушам своим не мог поверить. Выдающийся хирург, педагог, организатор медицинской науки и практического здравоохранения, академик РАН и РАМН, основатель и почетный директор Российского научного центра хирургии, а тогда он еще  был и министром здравоохранения СССР, нашел время, чтобы встретиться с корреспондентом, как сейчас говорят, из провинции.

О Борисе Васильевиче написано немало книг, очерков, снято документальных фильмов.  И в Интернете сейчас на многих сайтах можно получить довольно обширную информацию о  ярчайшем представителе  отечественной научной школы, универсале, для которого не было запретных  зон в хирургии,  и которого называют своим учителем многие другие известные академики нашей страны, две сотни докторов, около 500 кандидатов наук. Тогда он произвел на меня большое впечатление. Удивительный рассказчик,  с чувством юмора. Он подробно ответил не несколько  вопросов и сам стал интересоваться, как  идут дела на Михайловском ГОК,  есть ли нарекания со стороны горняков на медицинское обслуживание, как часто  газета «Курская руда» пишет о врачах…

Репортаж  в газете посчитали удачным.  Николай Максимович Болдырев тогда  внес лишь одно небольшое дополнение. Я привел в тексте такие слова: « Лечить, учить, внедрять  – жизненное кредо  Бориса Васильевича Петровского и коллектива Центра хирургии, которым он руководит». Зав. отделом корреспондентской сети «Советской России» написал: «Лечить, учить, внедрять, любить и уважать людей!».

Когда об этом рассказал своему коллеге – молодому журналисту, он вздохнул: «Господи, да какие, все-таки, замечательные люди были  в те  годы. Человек человеку –  друг, товарищ и брат. А сейчас  многие стали хуже волков…   Пожалуй, он прав.





Вся Россия увидит в телерепортажах Олимпийские игры 2014 года в Сочи
В Уфе набирают переводчиков для спортсменов
«Динамо» радует своих болельщиков новыми проектами
Олимпийцы Кличко! Поветкин! Пора выходить на ринг в "Олимпийском".
Не спортом единым. Пословицы и поговорки. Выпуск - 4-й: На всякого Егорку есть своя поговорка.
Кто станет соперником Александра Поветкина после того, как кубинец Луис Ортис от боя отказался?
Впервые в истории самого престижного еврокубкового турнира в финале встретятся две команды из одного города.
Миллионам болельщиков и любителям футбола представлена эмблема чемпионата мира -2018

Оставьте свое мнение к данной статье. Нам оно очень важно!

5 коммент. к “«Идет, операция!»…”

  1. Alex:

    Владимир Михайлович! Ваш молодой коллега, к сожалению прав. У нас в России нередко человек становится хуже волка. Почему такое происходит? От жизни «хорошей»?

  2. Alena:

    Вот что любопытно. Почти все из тех россиян, кто выбился в большие начальники – не графы, князь, а выходцы, зачастую, из хороших семей крестьян, рабочих, интеллигентов. Так почему же они, вступив во власть, становятся чванливыми, бессердечными, высокомерными и недоступными для общения, Действительно, оградили себя охраной, пресс-секретарями. Кого и чего они боятся?

  3. Жанна:

    Вопрос к автору: Интересный пример, который вы привели, вряд ли является типичным и для советского времени. Разве мог журналист прорваться на прием к министру, секретарю обкома КПСС? И так далее.

  4. Vlad Andreev:

    ОТ АВТОРА: Мог. Приведу два примера. В 1969-1970 годах я работал корреспондентом в республиканской газете «Ленинская смена». Нужно было срочно сделать интервью с министром внутренних дел Казахстана генералом Панковым. Позвонил в приемную. Попросил секретаря соединить с министром. К удивлению, генерал, несмотря на огромную занятость, согласился принять журналистов немедленно. Меня и фотокорреспондента проводили к нему в кабинет. Беседовали около часа… Единственное, что попросил Панков, так это показать ему подготовленный текст интервью, чтобы не было неточностей…
    Или такой пример. В годы работы корреспондентом в газете «Рудненский рабочий» (Казахстан) мне не раз доводилось брать интервью у директора Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината Николая Федеевича Сандригайло. И как-то надо было срочно показать ему текст, который шел в номер газеты. В приемной директора меня остановила секретарь: «У директора – совещание. Приехал министр черной металлургии СССР И.П. Казанец.». Что делать? Время позднее. В типографии задержан выпуск газеты. Выбрав момент, когда секретарь вышла из приемной, я заскочил в кабинет и под обстрелом глаз больших чинов направился к столу, за которым сидел Сандригайло. Извинился, положил на стол гранки текста. Николай Фадеевич обратился к участникам оперативного совещания: « Я обещал нашей газете прочесть то, что они подготовили о нашем комбинате. Да все времени не было ». И минут десять внимательно изучал то, что я ему принес. Сделал пару небольших поправок и отдал гранки мне. Поблагодарив его, я направился к выходу. И, вдруг, услышал от министра Казанца: « Молодой человек! У вас в редакции все такие шустрые и настойчивые?
    – Не все, но есть…Когда дела касается, у нас героем становится любой!
    Все дружно рассмеялись…
    За многие годы журналистской работы приходилось встречаться с большими начальниками и малыми. В большинстве своем никто не отказывал в общении. А в современной России, действительно, стало много чванства, высокомерия, неуважения к прессе.

  5. Gennadiy:

    Спасибо В.М. за материал и дополнительный комментарий. Но иной раз некоторые журналисты «заслуживают» того, чтобы с ними не общались. Такое порой напишут! Факты перепутают, наврут с три короба. Считают зазорным показать до выхода в свет то, что написали. Возможно, поэтому такое недоверие к пишущей братии?

Оставить свое мнение на статью